Белая дорога

Текст: Елена Галка    |     Фото: из личного архива автора

Говорила мне мама – читай «Дерсу Узала». Но все, как показывает жизнь, происходит вовремя, когда случай уже не случай, а закономерность. Когда встречаются только свои люди, а чужие уходят на второй план. Ханты-Мансийский кинофестиваль «Спасти и сохранить» познакомил меня с удивительной женщиной, дочерью актера Максима Мунзука, сыгравшего главную роль в фильме японского режиссера Акиры Куросавы «Дерсу Узала».

 

 

 

 

 

Если поместить меня в толпу людей разных национальностей, я остановлю свой взгляд на скуластых с раскосыми глазами, прибьюсь к ним, как к своим. Если выбирать географическую зону, я выберу ту, где степной ветер и чистая холодная вода в каменных чашах. Когда Светлана Мунзук пригласила меня в Туву на 40-летие вручения премии Оскар фильму «Дерсу Узала», я даже не задумывалась – ехать или не ехать. Схватила книгу В. Арсеньева, проштудировала, посмотрела внимательно фильм и начала превращаться в настоящего следопыта. Дело в том, что мне предложили сделать выставку на тему фильма.

В итоге получилось несколько арт-объектов из дерева и кожи по впечатлениям от книги и нагрудные украшения из меди и латуни, выполненные буквально по следам животных. Теперь я как Дерсу, знаю, как выглядит след медведя, куницы, зайца, белки, тигра… Только следы молодого и пожилого китайцев нигде не попадались. Дерсу по следам мог даже возраст определить. Так я и назвала свою выставку «Следы».

Нашу маленькую группу гостей фестиваля встретили на границе Красноярского края и Тувы. На высоком месте, на свежем ветру, надели на шеи белые шелковые шарфы и подали в руки пиалы с молоком. Тогда я впервые услышала пожелание белой дороги.

 

 

 

 

Еще по телефону, приглашая в гости, Светлана спросила меня: «Что ты, Лена, хочешь для души?» Я сказала, что давно мечтаю поиграть на аккордеоне рыбам, на берегу горного озера, чтобы туман, чтобы никого, только музыка. Первое, что я увидела в музее театра Кызыла, где начала развешивать свои работы, – красный перламутровый немецкий аккордеон. Он поехал путешествовать с нами на озеро Чагытай – самое большое и глубокое озеро в республике. Как говорит путеводитель, рыбы там очень много. Мечта моя сбылась, даже туман мироздание подарило, и даже лодку в утреннем тумане, как свежий акварельный набросок. А ночью костер и песни. Каждый пел свою любимую, как умел, не стесняясь. Еще очень захотелось зайти чистейшую ледяную воду обнаженной, тело принимает любую температуру воды, когда вода одного цвета с небом, когда ты сам часть воды и воздуха.

По пути к озеру мы заезжали в небольшие поселки, знакомились с детьми в школах, рассказывали им о фестивале, о Дерсу. Я, конечно, побежала смотреть мастерские, где сохранились верстаки еще сороковых годов. Они сами уже стали арт-объектами, испытавшими на себе работу десятков рук, оставивших зарубки от стамесок, напильников, ножовок. В уютных классах маленьких деревянных школ, парты с откидными крышками, какие были в детстве.

Шаманы или буддисты жители этого края? То и другое. По плану мероприятия мы не попали к настоящему шаману, Светлана сказала: «Да мы все тут немножко шаманы, да и ты тоже, раз работаешь со знаками». Нас везли в микроавтобусе по степи, богатой осенними красками, как в картинах Рериха, мы, как будто, попали внутрь альбома с его живописью. Памятники архитектуры, этнические центры, буддийские храмы, археологические и природные заповедники, музеи, театры. В центральном парке, где летят над площадью бронзовые кочевники на лошадях (скульптурная композиция Даши Намдакова «Царская охота»), я спустилась к берегу Енисея и зачерпнула ладошкой воды, чтобы попить, я даже не задумалась о том, что река в центре города, рука сама потянулась. Света успокоила: «Ничего страшного, пей, мы все ее так и пьем». Почти из любой точки города Кызыла видна, вырубленная в камне на горе, мантра буддистов «ом мани падме хум», которую мне ни раз приходилось выполнять в металле для людей, занимающихся духовными практиками.

Тувинская резьба по камню, рассказы мастеров, знакомство с художниками-живописцами, мастерские – самое сокровенное и любопытное место для меня. Обработка и выделка кожи, реконструкции исторических костюмов, этнические инструменты – все очень интересно. Впервые я услышала здесь вживую настоящее горловое пение, увидела национальные костюмы, попробовала национальную кухню, научилась пить крепкий соленый чай с молоком. Приготовление такого чая- отдельное шаманское действо. Поездка на место раскопок знаменитого археологического памятника «Аржаан» захватила воображение. Мы стояли на месте обитания настоящих скифов. В музее нам показали реконструкцию раскопа и находки – настоящее скифское золото из учебников по истории. Экспозиция путешествует по всему миру.

Самый странный и веселый памятник – кусок железнодорожного полотна, заложенный, как начало большого пути в «цивилизацию», на большую землю. Проект не был осуществлен, но кусочек дороги оставлен. До Тувы можно добраться только на автомобиле от Абакана.

Есть на Земле такие места, где все люди красивы. Я фотографировала женщин, детей, мужчин в национальных костюмах и просто на улицах, в поселках. Хрупкие девушки, скромные, как японочки. Одну такую я видела, лихо скачущую верхом на коне. С четырех лет здесь обучают верховой езде.

В нашей группе были две якутянки, они нашли общее не только в языках тувинском и якутском, но и неожиданно обнаружили общих родственников. Жаль было расставаться, но пора было собираться домой. Моя установка, любовь к минимализму в путешествиях (самое необходимое в маленьком рюкзаке) разрушилась на обратном пути. Подарки не помещались: калган- крупа кочевников стала неприкосновенным запасом, ветки можжевельника – неотъемлемая часть шаманских обрядов – защитой дома от злых духов, масло можжевельника – лекарством для суставов, брелок в виде казана кочевника всегда на ключах. Он теперь потертый, настоящий, путешествующий. Книги о музыке Тувы, альбомы художников, фотографии, а главное любовь и заботу людей, мы взяли в обратный путь. На прощание здесь говорят:

– Белой дороги!

Любимый белый цвет, близкие по духу люди, ветер и солнце, мистика неслучайных встреч. Спасибо, Тува, я мечтаю увидеться еще раз.

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *