Одежда кочевников: отражая историю

Текст: Роланда Ховалыг    |    Фото: из фондов Национального музея

В фондах Национального музея хранятся и экспонируются коллекции тувинской национальной одежды конца XIX – начала ХХ вв., насчитывающей более 300 ед. предметов, аксессуаров к одежде: мужских, женских украшений и курительных принадлежностей Маньчжурского периода истории Тувы. Бесценным источником по истории Тувы начала ХХ века являются черно-белые фотографии, выполненные первым директором Тувинского музея, краеведом, фотографом, писателем В.П. Ермолаевым.

Одежда тувинцев, как и вся сложившаяся веками их материальная культура, была приспособлена к кочевому образу жизни в условиях горно-степной и горно-таежной природной среды. Она создавалась и трансформировалась на протяжении нескольких столетий. Изменение и развитие ее деталей связаны с историей тувинского народа.

Известный ученый-тувиновед С.И. Вайнштейн выявил несколько основных историко-генетических слоев в культуре одежды тувинцев: раннекочевнический (от скифского до хуннского времени, VIII-II вв. до н.э.); озднекочевнический (древнетюркское время, VI-XII вв.); средневековый монгольский (XIII-XVIII вв.); восточноазиатский (с ХVIII до начала ХХ в.).

Традиционная верхняя одежда тувинцев состоит из длиннополого распашного халата под названием тон. Различия в мужской и женской одежде были только в цветах, оттенках и нескольких деталях.

Основные черты тувинской национальной одежды начали формироваться в скифское время. В ее основе лежит туникообразный покрой, похожий на покрой кимоно. Об этом свидетельствуют найденные в курганах скифского периода дождевики (хевенек) из войлока.

Кроили тон из одного прямоугольного широкого полотнища, перекинутого со спины на перед с вырезом для головы, который выкраивался по размеру и форме пиалы. Туникообразный покрой в основе одежды тувинцев сохранился до наших дней.

Капорообразный головной убор скифского периода с островерхой тульей и мысом, опускающимся на затылок, хорошо приспособленный к условиям быта в открытых степях и к верховой езде, сохранился у тувинцев и монголов до начала ХХ века (шиш баштыг борт, в некоторых кожуунах их называют малагай).

Традиция ношения тувинскими женщинами накосных украшений восходит к скифскому времени, о чем свидетельствуют находки таких украшений в курганах Центральной Азии. Накосные украшения замужних женщин-тувинок (чавага) XIX в., которые хранятся в нашем музее, имеют основание из серебряной плоской пластины, а не круглой, видимо в XIX в., как и поясные подвески, они модифицировались. Не сохранились подлинные девичьи накосные украшения боошкун, салбак. Но в фондах музея имеются девичьи накосники, изготовленные в середине ХХ в., в советское время.

Ранние кочевники носили длинные штаны из овчины (кулажы чувурлер) и мягкую кожаную обувь (майтак хом идиктер). Скотоводы Саяно-Алтая уже в скифское время знали войлочные чулки (кидис уктар). Традиция носить войлочные чулки сохранялась у кочевников (в том числе и у тувинцев-скотоводов) до недавнего времени. Примечательно, что верхний край чулков, выступавших над обувью, у населения Алтая в скифское время, так и у современных тувинцев и монголов украшался нашивными аппликациями. Об этом свидетельствуют хранящиеся в наших фондах несколько пар подлинной кожаной обуви кадыг идик в комплекте с войлочными чулками, которые одеваются вовнутрь таких сапог.

В хуннское время заметно влияние на костюм хунну со стороны оседлых народов Восточной Азии. Головные уборы хуннов представляют собой шапки, сшитые из двух одинаковых войлочных кусков, имеющих широкую тулью с овальным верхом и полями, прикрывающими уши. Сшиты обе половины продольным швом. Такая форма головных уборов у тувинцев прослеживается в обычае выкраивать головные уборы с широкой тульей и охватывающими ее полями, сшивавшимися из двухх половин. Называли такие повседневные головные уборы в начале ХХ в. в разных кожуунах по-разному: калбак бѳрт – у центральных тувинцев, овууза – в западных районах, бүдээлге – у тоджинцев (северо-восток Тувы). Островерхие головные уборы шиш баштыг бѳрттер или малагай также бытовали у хунну. Об этом свидетельствуют древние изображения фигурок хуннуских всадников. Еще в начале ХХ века такие повседневные капорообразные головные уборы калбак бѳрт и малагай широко бытовали у населения Тувы, о чем свидетельствуют фотографии В.П. Ермолаева и наличие в наших фондах большого количества таких головных уборов.

Следующий позднекочевнический слой в одежде восходит к древнетюркскому времени, когда на территорию Тувы проникают племена тюрков-тюгю с характерными для них этнокультурными традициями, оказавшими значительное воздействие на последующее формирование культуры тувинского этноса. Археологические раскопки позволяют судить о материале, из которого шили одежду древние тюрки (выделанная кожа животных, мех, шерстяные ткани и шелк, которые привозились по Великому шелковому пути из Китая), а также о покрое некоторых ее видов, об украшениях и облике людей. Из различных источников известно, что древние тюрки носили распашную одежду, подпоясывая халат кожаным ремнем с металлическими бляхами.

Каменные изваяния дают весьма яркое представление и о характере головных уборов древних тюрков. Прежде всего следует отметить капорообразные головные уборы типа калбак бѳрт, которые на изваяниях как бы обшиты мехом, а на некоторых изваяниях похожи на головные уборы, выполненные из сукна или войлока, что характерно именно для тувинских шапок этого типа. На древнетюркских изваяниях показаны и тюбетейкообразные уборы типа тувинского «довурзак», и другие типы. Довурзак напоминает юрту. И это доказывает, что они появились с первыми юртами в древнетюркское время в VI веке. В музее есть несколько видов шапок довурзак из шелка и войлока разных исторических периодов.

Одежда чиновника хошунного уровня (Чайзан, Мээрен)

Существенной частью костюма служил кожаный пояс, обычно богато украшенный нашивными бронзовыми, серебряными и даже иногда золотыми бляхами и пряжками. Подобные украшения пояса, найденные в курганах древнетюркского времени, упоминаются в различных письменных источниках, в том числе в енисейских древнетюркских надписях. Обычно для украшения пояса служили четырехугольные, полукруглые, иногда сердцевидные бляхи с прорезями в нижней части. У поясов были своеобразные фигурные пряжки (кур дергизи), служившие для подвешивания оружия (сабли, кинжалы) и других мужских принадлежностей (например, курительных).

Впоследствии подвесные пряжки (кур дергилери) модифицировались. В конце XIX – начала ХХ вв. у тувинцев они уже состояли из двух частей, соединенных шарниром, а иногда лишь из металлического кольца. Об этом свидетельствует большая коллекция подвесных блях, которая является одной из уникальнейших коллекций музея,  представленная в зале «Серебро».

Кожаные пояса с наборными бляхами, бытовавшие у тувинцев еще в конце XIX века – пример сохранения традиций древнетюркского костюма. Один из таких поясов, который был обнаружен в древнетюркском кургане Кара-Чоога (Сут-Холь) в 1954 г. экспедицией С.И. Вайнштейна, хранится в нашем музее.

Костюм мужчины дополнялся оружием, висевшим на поясе – кинжалом или мечом (или саблей). Их изображения на каменных изваяниях встречаются довольно часто. В стеларии нашего музея представлены каменные стелы, изваяния, оленные камни разных исторических периодов Тувы.

Существенный историко-генетический слой в одежде тувинцев связан со средневековым послемонгольским развитием, когда в этнических и культурных процессах важную роль играли монгольские племена, интенсивно проникавшие в Туву, начиная с XIII в.

Монгольский слой в истории тувинского костюма характеризуется использованием кушака (пос курну ажыглап эгелээн), кожаной обуви с загнутым вверх носком и многослойной войлочной подошвой (кадыг ытпак баштыг хом идик), а также традиционной распашной туникообразной одеждой, стан которой выкраивали по типу кимоно.

Матерчатые кушаки из цветной ткани (пос курлар), вытеснившие у тувинцев кожаные наборные пояса (хом курлар), были типичной частью одежды того времени у монголов, которые были описаны как европейскими, так и китайскими путешественниками.

Восточноазиатский слой в культуре тувинской одежды со второй половины XIX в. до начала ХХ в. связан с маньчжурской эпохой, когда Тува находилась в подчинении у Циньского Китая. До маньчжурской экспансии тувинский национальный тон выглядел иначе: халат не имел стоячего воротника, а глубокий запах левой полы халата на правую сторону образовывал V-образный угол. Манчжурское влияние изменило тувинский национальный костюм. Маньчжурские изменения должны были свидетельствовать о том, что жители этих стран являются подданными Манчжурии. Для зажиточных местных феодалов обновленная одежда становилась государственной формой наместников новой власти. Вот тогда и появились стоячие воротники, фигурный и более закрытый вырез левой полочки с названием «оолет» в наплечной одежде, знаки различия на мужских головных уборах, безрукавная одежда кандаазын (мань: хань тадзе), короткополая хурме с рукавами, массовое ношение мужских косичек «кежеге», «маньчжурские» головные уборы с заостренной стеганной тульей, украшенные шишечкой (дошка) с высокими полями и опускающимися сзади, в разрез полей двумя лентами (дошкалыг маактыг борттер).

Некоторые правила изготовления формы чиновников, в том числе подбора ткани, меха, а также знаков различия на головных уборах, платьях, других деталей костюма были представлены документом «Уложение китайской палаты внешних сношений». Одной из особенностей костюма маньчжуров был ступенчатый вырез в верхней части левой полы (тоннун ооледи). Халат такой формы был обязательным компонентом официального костюма, введенного маньчжурами законодательным путем в подчиненных ими районах, включая и Китай, превратившись постепенно в характерную деталь простонародной одежды. Можно полагать, что к концу XVIII в. престижный халат с маньчжурским ступенчатым раскроем левой полы стал господствующим в одежде тувинской знати, а позднее – и остального населения Тувы.

Это были последние заметные изменения в формировании традиционного тувинского костюма, и в таком виде он сохранился до наших дней.

В начале ХХ в. в процессе конфискации имущества феодалов в наш музей поступили чиновничья одежда маньчжурского периода, предметы быта, атрибуты шаманизма и буддизма конца XIX – начала ХХ в. Среди них есть одежда и вещи верховного правителя Тувы – амбын-нойона. Сейчас нет информации о том, какие именно предметы были конфискованы у салчакского нойона Идам-Сюрюна, какие – у амбын-нойона или у какого-то другого тувинского чиновника. Тем не менее, по китайским символическим знакам маньчжурской власти несложно определить халат с рисунком моря, символизирующий высший чин – амбын-нойона и чиновничий головной убор амбын-нойона с белым шариком – чинзе.

О факте конфискации свидетельствуют воспоминания первого директора В.П. Ермолаева, опубликованные под названием «Так начинался музей…» в газете «Тувинская правда» в 1967 году: «Летом 1929 года умер салчакский нойон Идам-Сюрюн. На собрании аратов, проходившем возле дома нойона, в сосновом бору, в нескольких километрах от Балгазына, решался вопрос о конфискации имущества нойона… Было отобрано большое количество ценных предметов — одежды, обуви, различной посуды, домашнего обихода, личных вещей нойона и его семьи. Тогда же возник вопрос о создании Тувинского государственного музея, и в сентябре 1929 года было принято постановление правительства об организации музея».

Тувинский национальный тон имеет много разновидностей в зависимости от сезонов года.

Зимой сильные, крупные мужчины носили «аскыр негей тон» из шкур 4-х-годовалых баранов с ворсом длиной 8 – 10 см. Остальные шили себе «негей тон» из шкур годовалых баранов, коз, с ворсом 4 – 5 см, «додарлыг кышкы тон» из овчины, ровдуги, «чагы тон» короткого покроя, мехом наружу. Есть и другой вариант зимней одежды: поверх тона надевалась куртка хүрме, сшитая мехом наружу.

Терлиг тон замужней женщины

С меховым тоном зимой надевали другие меховые вещи: головные уборы, наушники (чаактааштар), брюки (алгы чувурлер), наколенники (огдешки), муфту (туткуй) или варежки (чулдургууш), а также кожаные сапоги с войлочными носками (кидис уктуг хом кадыг идиктер). К великому сожалению, эти разновидности зимней тувинской одежды, кроме обуви, в наших фондах отсутствуют. Только детские чулдургууш (варежки) восстановила по памяти в 1989 г. народная мастерица С.Д. Сержи, уроженка Сут-Холя.

К демисезонной одежде тувинцев можно отнести «ой тон» из шкур стриженых баранов, «сесиирге хураган кежи тон» из шкур 5 – 6-месячных ягнят, крытые тканью, «хурбе хураган кежи тон» (шились из шкурок умерших при рождении ягнят), «тарбаган кежи тон» из шкур сурков; «шекпен тон» из прессованной грубой шерсти ручной работы или войлока; хевенек из войлока и телячьей шкуры. В конце XIX века с приходом русских купцов у тувинцев появились «ховенниг тон», стеганный ватный тон. Но чаще одевали поверх легкого тона безрукавку из меха или ткани

Летом население пользовалось такими видами халатов, как шыва тон, терлик тон (эдектиг тон), объединенных общим названием «чайгы тон». Они шились с тканевой подкладкой. Подкладка пришивалась к основе вертикальными еле заметными мелкими стежками. А оленеводы носили «хаш тон» или «элик кежи тон» из тонкой  кожи оленей, косуль; «чирик тон» из ткани, с вырезом сбоку, безрукавную одежду из ткани. Если зимняя одежда была из ткани темных расцветок, то для летней одежды использовали более яркие расцветки тканей: бордовые, синие, зеленые. Необходимо отметить, что мужчины всегда предпочитали в одежде более сдержанные тона (темно-бордовые, темно-синие и т.д.).

Замужние женщины носили эдектиг тон (терлик тон). Такой тон отличался от девичьего наличием на полочке округлой кокетки «тоннун ооруу», разноцветными поперечными полосками «богаа» под кокеткой. Кокетка переходила в кыдыг – вертикальные полосы по низу подола. На уровне бедра две пуговицы с петлями соединяли левую и правую полы тона. На уровне колен подол имел отрезную деталь «эдектин адаа» (низ полы) Он присборивался по горизонтали и пришивался к подолу, вследствие чего по краю левой полы образовывался прямоугольный выступ. На уровне отрезной линии нашивались разноцветные горизонтальные полосы «шалан». Незамужние молодые девушки носили «шыва тон» без украшений.

В фондах Национального музея Республики Тыва хранятся семь подлинных терлик тон. Два из них поступили в музей от Тувинского национального театра в 1955 г., благодаря комплектованию ученого-исследователя, в то время сотрудника нашего музея С.И. Вайнштейна. Видимо, в 1920 – 30-ые годы конфискованное имущество зажиточных баев Министерством культуры ТНР сдавалось в музей и театр, а тувинская национальная одежда, в основном передавалась театру. Возможно, и до настоящего времени в костюмерном цехе муздрамтеатра имеются подлинные предметы тувинской национальной одежды. Переданные в 1950-х годах два терлик тона видимо, китайского фабричного изготовления, изготовлены в конце XIX в. Их отличает изношенность, видимо, из-за долгого хранения. Заметно, что владели ими состоятельные тувинцы из зажиточных семей.

Кадыг идик — кожаная обувь с войлочными чулками

В фондах музея имеется эдектиг тон, закупленный в 1959 г. на выставке ВСХВ в г. Москве (инв. № 3355), сшитый из блестящего серого шелка с геометрическими и растительными орнаментами в виде цветка и меандра, с манжетами из красного плюща. Этот тон отличается от остальных материалом и технологией изготовления: шелк ближе китайскому, а шитье тувинское. Его можно датировать началом ХХ в.

Сейчас забыта традиционная тувинская свадебная одежда, сведения о которой мы находим в трудах ученых. Три вида баштангы – свадебного головного убора невесты, можно увидеть в нашем музее. Один из них – это полный комплект, состоящий из тюбетейки и чепрака. Подлинный думаалай – покрывало на голову и лицо невесты – поступил в музей в начале ХХ в. и является единственным подобным экземпляром.

В фондах музея хранятся 76 тувинских национальных головных уборов разных видов конца XIX и ХХ в.: семь тюбетейкооборазных довурзаков, три чиновничьих шапки, три свадебных головных убора. Остальные – широко бытовавшие среди тувинцев до начала ХХ в.: капорообразные головные уборы калбак борт, малагай, головные уборы маньчжурского времени с островерхой тульей и мысом «кожагар борт» и оваадай борттер (тулья 6-клиньевая с 4-мя околышами на боковых частях). Некоторые из них сшиты народными мастерицами в советское время по заказу музея.

В фондах отсутствуют многие разновидности тувинской национальной одежды, которые широко бытовали среди населения до начала ХХ в., такие как шегедек – безрукавная женская длиннополая одежда, хурме – меховая короткополая шуба мехом наружу с широкими рукавами, ѳгдешки – наколенники, чулдургууш – варежки, туткуй – муфта, хевенек – войлочный дождевик-кафтан, шекпен тон – тон из шерсти и т.д. Перед музеем стоит неотложная задача – попытаться их восстановить по историческим материалам, консультациям пожилых людей и фотографиям В.П. Ермолаева.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *