И лошади, и человеку

Текст: Федор Аршанский      Иллюстрации: из открытых источников

Бюст Саяну Сандамаа – хозяину легендарного скакуна Эзир-Кара – будет установлен в селе Ак-Эрик Тес-Хемского района к 120-летию со дня его рождения, которое будет отмечаться в этом году. Средства на него также будут собирать всем миром, как и на памятник самой лошади.

Об этом сообщил народный писатель Тувы Чооду Кара-Куске. Эзир-Кара был знаменит на всю Тувинскую Народную Республику. О нем знали в каждой юрте, каждый тувинец. Несколько лет подряд он занимал первые места на скачках. В 1935 году он впервые победил на республиканских соревнованиях, получив звание «Черный сокол». Не было ему равных и в 1937-ом. Следующее, более высокое звание «Черный орел» – «Эзир-Кара», закрепилось за ним пожизненно. В 1938 году скакун становится «Лучше сокола и орла».

Когда в ТНР начались сталинские репрессии, хозяина коня обвинили в контрреволюции. Его расстреляли. К расстрелу, можно сказать, «приговорили» и его знаменитую лошадь. Сандамаа не был феодалом, он был простым аратом, вступившимся за других, таких же, как и он сам, невинно пострадавших. Он просто сказал: «Нельзя так несправедливо поступать с людьми». Прокуратура предъявила обвинение в контрреволюции на основании наветов. Тогда это делалось быстро.

«Контрой» стали называть и жеребца. Несчастную лошадь решением суда конфисковали, лишили всех заслуженных регалий и званий за победы в скачках и передали Народно-Революционной Армии.

Есть песня известного тувинского композитора Дамба-Доржу Сата на стихи Чооду Кара-Куске, которая посвящена Эзир-Кара. Кстати, отец Чооду Кара-Куске тоже был репрессирован за антисоветскую пропаганду. После смерти матери осиротевшего второклассника Кара-Куске выгнали из школы. Из восьми семей братьев и сестер репрессированного отца, как вспоминал позднее писатель, под гнет репрессий попали 17 человек – двое из них были расстреляны, остальные осуждены на 30 лет.

На эту музыку хореограф Аян Мандан-Хорлу поставил танец. И песня, и танец – очень популярны в народе. Ее включают в свой репертуар почти все звезды тувинской эстрады. В том числе и группа «ХунХурту».

Саян Сандамаа, как враг народа и контрреволюционер, был расстрелян в ночь с 23 на 24 июня 1939 года с согласия Великого Хурала Тувинской Народной Республики. «Контрой» стали называть и жеребца. В июле 1939 года в Тес-Хеме проводился очередной праздник животноводов Наадым, в котором должен был принять участие и этот лучший скакун. Но перед самым стартом Эзир-Кару сняли с дистанции. Сразу поднялся шум, крик, свист недовольных зрителей. Тогда начальник штаба Народно-Революционной армии Сувак строго предупредил: «Кто хочет стать контрреволюционером? Этого скакуна знает весь народ, его хозяин две недели назад расстрелян как враг народа. Поэтому Эзир-Кара нельзя допускать к скачкам, это противоречит политике партии, уведите его подальше!»

Рассказывают, что жеребец несколько раз сбегал от своих новых хозяев. В конце концов, ему назначили более жестокое наказание – перевели в водовозы. Не выдержав непосильного труда и издевательств, он почил.

Идею увековечить память хозяина скакуна поддерживает и известный тувинский правозащитник, писатель Игорь Бадра. Он поднимал этот вопрос еще много лет назад.

«Конь – историческое достояние, – соглашается Игорь Бадра. – Но человек дороже. Спросите современную молодежь, кто он, Саян Сандамаа, когда и за что его расстреляли, в каком году он был реабилитирован? Многие не ответят на эти вопросы. А ведь, есть достоверные источники, подтверждающие, что, когда его вели на расстрел, один из конвоиров сказал: «Сандамаа, тебя все забудут, тебя не вспомнит никто».

Многие в Туве убеждены, что очень нужен памятник конкретному герою, который не побоялся сказать правду в то жестокое время. Чтобы постоянно помнить о конкретном честном человеке и никогда не забывать о тех страшных годах, возврата к которым быть не должно.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *